Не забудь






самая свежая
и прочие книги
















 
 
 
 
ПЕЛЕВИН И ПУСТОТА
новости » №1790 от 27.02.2010

Культовый российский прозаик выпустил новый роман со странным названием — «t».

Загадочная прописная литера, вынесенная в заголовок нового романа Виктора Пелевина, довольно быстро расшифруется. «t» — по сути, философский роман о герое романа коммерческого, которого выдумывает целая бригада авторов. Один из них, писатель Ариэль Эдмундович Брахман, советским подростком подсмотревший у дедушки-каббалиста способ вживаться в сюжет произведения, как раз и вызывает в своем воображении графа Т. — авантюриста, мыслителя и мастера боевых искусств. Конечно, читатель должен сразу смекнуть, что прототип этого сочинения — «матерый человечище» Лев Николаевич Толстой. Но в книге он — не знакомый всем классик, а как бы новый персонаж, вымысел Ариэля, который и сам не знает, чем закончатся приключения его героя. Почему же тогда именно Толстой? «Главная культурная технология двадцать первого века, чтобы вы знали, — поясняет автор, — это коммерческое освоение чужой могилы». Грубо говоря, маркетинг! «От писателя требуется преобразовать жизненные впечатления в текст, приносящий максимальную прибыль, — поясняют нам со страниц романа. — Литературное творчество превратилось в искусство составления буквенных комбинаций, продающихся наилучшим образом».

Вот и комбинируют свой опус мастеровые-писатели, подогреваемые многотысячным контрактом. «Такое заколбасили, что Дэн Браун нервно сосет в углу, — хвалится Ариэль Эдмундович, — Грааль, по нашей версии, это мумия Иисуса Христа, примотанная истлевшими бинтами к кресту в специальной синагоге под Ватиканом. С помощью Грааля масоны из мирового правительства управляют ходом истории. Поэтому они мусульман и ненавидят, что на них излучение не действует». Это, так сказать, рецептура создания современного мистического бестселлера. Но сам автор «t» идет куда дальше примитивной схемы околпачивания гуманитарных умов новомодными «литературными» веяниями. Он вскрывает всю подноготную этой адской кухни.

Обыгрывая главный постулат постмодернизма о «смерти автора», Пелевин доводит его до крайности, утверждая, что автора у текста вообще нет. «Каждый человек в любую секунду жизни создается временным балансом могуществ, — разъясняет Ариэль. — Когда эти древние силы выходят на сцену и играют свои роли, человеку кажется, что его обуревают страсти, посещают озарения, мучают фобии, разбивает лень и так далее». Речь, как видим, идет о том, что единого автора нет ни у кого из нас, и если при этом какой-нибудь правоверный читатель воспрянет с дивана с возгласом о Боге, то ему тут же в романе «t» растолкуют, что Бог — это бренд на обложке, а текст пишут окрестные бесы. При этом имеются в виду литературные рабы, строчащие очередной бестселлер, высокие продажи которому обеспечивает раскрученное имя «демиурга». Так, текст, в котором граф Т., меняя личины, скрывается от охотящихся за ним сотрудников тайной полиции, пишут пять «работников адской фабрики»: сам Ариэль Брахман; бывший политтехнолог Митенька Бершадский, отвечающий за эротику; Гриша Овнюк, ведающий драками и перестрелками; Гоша Пиворылов, создающий персонажу измененные состояния сознания вроде бесед с говорящей лошадью Фру-Фру; и безымянный автор отвлеченных мыслей героя, которые в боевиках читатели обычно пропускают, как и описания природы.

Ведь нормального читателя интересует что? Правильно, «сюжет и чем кончится». Вот и у Пелевина хозяин торгово-издательского дома «Ясная Поляна» Армен Вагитович Макраудов дал указание подготовить на злобу дня прочувствованную книгу о том, как граф Толстой «на фоне широких полотен народной жизни таки добирается до Оптиной пустыни и мирится перед смертью с матерью-церковью». Поскольку «в стране такая обстановка, что попам лишний раз отлизать не помешает». Налицо этакая альтернативная история России с немалым бюджетом, маркетингом, пиаром-эфиром и нанятыми дорогостоящими писателями современности.

На самом деле, с читателем романа «t» происходит увлекательная штука. Автор раскрывает перед ним механизм создания текста, развенчивая стереотипы о вдохновении и прочей творческой галиматье, одновременно вовлекая его в процесс конструирования романного действия. Например, предлагает вместе поразмышлять над тем, прокатит ли его «туфта про кающегося Толстого». Пелевин, как известно, издавна был склонен к некоей «виртуализации» действительности, отчего-то воспринимаемой многими как буддизм. Но в буддизме, как известно, наркотики исключены, а здесь на их действии, в общем-то, все и построено. Скажем, влияние на массы телевидения, заменившее нынче пресловутый «опиум для народа». Именно ТВ-суггестией объясняет писатель появление кризиса — словно Жан Бодрийар, называвший в свое время войну в Персидском заливе медиа-выдумкой. «Пришельцы не вторгались, астероид не падал, — комментирует автор «t». — Просто женщина-теледиктор в синем жакете объявила тихим голосом, что с завтрашнего дня все будет плохо». Кроме теледикторов в ответе за нынешнее состояние России оказываются, разумеется, сотрудники органов — «силовые чекисты», твердо стоящие за косность, кумовство и мракобесие, и «либеральные чекисты», радеющие за офшор, гешефт и мировое правительство. Словом, трижды прав граф Т., в какой-то момент почувствовавший, что его заставляют играть в ярмарочном балагане мужикам на потеху. Потеха, надо отдать должное Виктору Пелевину, удается на славу. Хотя и оставляет ощущение сплошной пустоты в душе. И рождает всегда актуальные в России мысли о чьем-то распиленном бюджете.





[ Следующая новость :: Предыдущая новость ]

adv:
pelevin.org is a premium 24x7 server | created 2k5 | Supported by .